Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

на полянке

Один день Денисыча

Описать один день, один день из своей жизни, вспухший подробностями, дробимостями, рябью оттенков, зафиксированных равнодушным глазом, глазом памятливого Фунеса – и ничего не будет чудовищней.

(равно, как и письмо на 40 тысяч знаков, присланное мне все той же сумасшедшей рыжухой, которая считает, что все еще состоит в химическом со мной родстве и поэтому окатывает ливнем неупорядоченных душевных движений, выстроченных прямо голыми нейронами, со сбивчивым синтаксисом, с незастывшими семантическими полями, со значениями, сомневающимися в самих себе. Если тебе не безразлично мое состояние, ты это прочтешь. Читаю, пожимаю плечами. Ничего. Вот у вас бывает: вопль перед вами, душа разверстая -- а у вас внутри холодок такой, мятной карамельки «Полет», острым обмылком елозящей под языком. Причем, письмо даже не мне, а ее учителю по кунг-фу что ли, малознакомому, как я понимаю, человеку, в последний момент крейзы завернутое переменившимся ветром в мой желоб. Громождение фактов и туманностей девичьего бытия. Потом, заглядывая в глаза, спрашивает: как тебе мое письмо? Я, равнодушная мертвым, давно похороненным равнодушием, объясняю: понимаешь, если всматриваться в бездну, тырыпыры, можно обнаружить там баньку с пауками. Для меня все эти исписанные мириадами слов спонтанные прозы женщин ничего не значат. Я не верю этим страданиям ни на секу. Я ненавижу сочетание «излить душу». Журчащее, маслянистое, утробное перетекание из пузатой колбы клокочущего сознания в узкие тигли подставленных разговорных ушей. Я никому ее не изливаю. Если меня что-то штырит (вот, как к примеру, сейчас, я сажусь и пишу рассказ). Для меня наибольшим развратом является обрушение на собеседника бесовской лавины слов – вот как эти 40 тыщ братцев, тараканами выползшими из моего яндексового ящика. Принцип древнерусского книжника – все, что не структурировано, от дьявола. Все что сакрально, должно быть проглажено утюгом канона. Пропущено через мясорубку условности искусства. Заархивировано, утрамбовано и трансмутировано. Упаковано в форму жанра. С надписью фражиль. Текст как лингвопрагматический феномен: вбито с первого курса, вместе с лотмановскими первичными признаками текста. То есть, ничем не могу помочь: видимо, надо пересылать кунфуисту. Может, у них сознание напрямую работает – от души к душе. У меня ухо испорчено, я, извините, вас так не слышу, пройдите на сцену, будьте любезны.

Собственно, я собиралась об одном дне. То есть подвиг одного дня увековечен ясное дело кем.

И вот вести дневник (а вот сидим все в гигантском дневнике, где и баньки с пауками, и табулы златоустов) – мне всегда представлялось таким же развратом, как писать неструктурированные тексты, оставлять куриные мертвые лапки осколочных записей вместо живого птаха рассказца или эссе. Но, а что же остается делать в этом анклавчике?

Талдычить Фунесом, не выбирая тропок к сердцевинам слов? К примеру, так:

Collapse )