Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

на полянке

15-16 июня в 20.00 ПРЕМЬЕРА! "ПЫЛЬНЫЙ ДЕНЬ" -- В ЦЕНТРЕ ДРАМАТУРГИИ И РЕЖИССУРЫ НА БЕГОВОЙ!


886x1024(223.02 kB)

1280x960(248.66 kB)


«Пыльный день» – второй спектакль группы "Зажги мой огонь", ставшей лауреатами "Золотой маски-2012", и режиссерский дебют драматурга Саши Денисовой.
Спустя 12 лет после окончания института три товарища из тех, кому за тридцать, друзья и однокурсники, отправляются на пикник.
"По факту тридцатилетние -- поколение неудачников, по самоощущению — ровня Хемингуэю и Фицджеральду с их героями, в которых жажду жизни обострила ­пережитая война. Костяк компании — троица тридцатилетних: журналистка Папирус и ее друзья, гламурный телеведущий и литературовед (Арина Маракулина, Алексей Юдников, Ильяс Тамеев). Идут, чтобы вспомнить свои юношеские клятвы не стать пыльными, а фигурально говоря — чтобы отметить свою идентичность. Они одеты по моде двадцатых и то и дело выпадают из реальности убогого московского лесопарка в параллельный мир фокстрота, крюшона и немого кино. За ними увязываются двадцатилетние (Татьяна Паршина, Алексей Маслодудов и Михаил Ефимов в роли девочки Кати)...

...Денисовой, как и ее командой, учениками Марка Захарова, оказавшимися на обочине театрального мейнстрима, движет то, чем были рождены главные спектакли нулевых — «Пластилин», «Кислород» или «Как я съел собаку», — жадная потребность выговориться сию секунду, пока не перегорело."
Елена Ковальская, "Афиша"

"Спектакль дышит атмосферой тёплой и нежной, смешит каламбурами, завоёвывает расположение зрителей нелепой дружелюбностью персонажей. Как ни странно, он вызывает в памяти даже не ранние постановки ЦДР, но первые опусы «Мастерской Петра Фоменко» начала 90-х – той поры, когда коллектив только рождался. Та же плавность движений, та же воздушная эфемерность действия, тот же азарт актёров, по-детски влюблённых в театр и осознающих себя одним целым. Денисова создаёт удивительно лёгкую, играющую кружевом сценическую ткань. Это фантастический мир, в котором возможно всё."

Читать полностью:http://www.gazeta.ru/culture/2012/05/24/a_4599461.shtml

Николай Берман. Газета. ру

Автор "Пыльного дня" – Саша Денисова, драматург, режиссер, обозреватель журнала "Русский репортер", лауреат Национальной театральной Премии «Золотая Маска» 2012 в номинации «Эксперимент».

режиссер Саша Денисова
художник Лариса Ломакина
видео Андрей Стадников
хореограф Олег Глушков
оператор Сюзанна Мусаева

актёры
АРИНА МАРАКУЛИНА
ИЛЬЯС ТАМЕЕВ
АЛЕКСЕЙ ЮДНИКОВ
ТАТЬЯНА ПАРШИНА
МИХАИЛ ЕФИМОВ
АЛЕКСЕЙ МАСЛОДУДОВ

Центр драматургии и режиссуры. Беговая. 5
Билеты в кассах театра и МДТЗК: 500 руб.
Заказ билетов: 8 (499) 795 9282, 8 (499) 248 0254
Касса театра: 8 (495) 945 3245
www.cdr.theatre.ru
на полянке

Сегодня у нас премьера "Пыльного дня" в ЦДР! в 20.00!

«Пыльный день» – история о наших современниках. Спустя 12 лет после окончания института три товарища из тех, кому за тридцать, друзья и однокурсники, отправляются на пикник. Разговоры о поколениях и пять пудов любви у колдовского Химкинского водохранилища. Тридцатилетние - уже чего-то добились. Но, говоря об эпохе, они обнаруживают что «ощущение, как в солнечный день на шоссе – вроде бы так ясно, а пейзаж нечеткий, будто что-то висит в воздухе. Как тысячи частиц. Пыль что ли?». Звезды фэйсбука, телеведущие и властители умов двадцатилетних живут, как будто снимаются в кино или играют в рок-группе. Но что там, за темными очками? Мечты юности – не стать «пыльными», скучными обывателями. Иметь дело жизни. Положить себя на алтарь искусства. Но лежа на алтаре, хотелось бы заодно быть счастливыми и любимыми.

Автор "Пыльного дня" – Саша Денисова, драматург, режиссер, обозреватель журнала "Русский репортер", лауреат Национальной театральной Премии «Золотая Маска» 2012 в номинации «Эксперимент».

режиссер САША ДЕНИСОВА
художник ЛАРИСА ЛОМАКИНА
видео АНДРЕЙ СТАДНИКОВ
хореограф ОЛЕГ ГЛУШКОВ
оператор СЮЗАННА МУСАЕВА

актёры
АРИНА МАРАКУЛИНА
ИЛЬЯС ТАМЕЕВ
АЛЕКСЕЙ ЮДНИКОВ
ТАТЬЯНА ПАРШИНА
МИХАИЛ ЕФИМОВ
АЛЕКСЕЙ МАСЛОДУДОВ

Билеты в кассах театра и МДТЗК: 500 руб.
Заказ билетов: 8 (499) 795 9282, 8 (499) 248 0254
Касса театра: 8 (495) 945 3245
www.cdr.theatre.ru

http://www.gazeta.ru/culture/2012/05/24/a_4599461.shtml
на полянке

"Пыльный день". Премьера 24 и 25 мая. Центр драматургии и режиссуры на Беговой

Пыльный день
Саша Денисова

Режиссер Саша Денисова
Художник Лариса Ломакина
Хореограф Олег Глушков
Видео Андрей Стадников
Оператор Сюзанна Мусаева

Шесть придурков в поисках ледяной свежести

В ролях:
Папирус, властитель умов и автор колонок -- Арина Маракулина.
Колпаков, властитель умов студенток -- Ильяс Тамеев.
Двадцатилетняя студентка Катя, его девушка – актриса будет объявлена особо.
Гусева, хочет стать каким-то смыслом чьей-то жизни -- Татьяна Паршина.
Коля, ее ухажер, играет на тромбоне -- Алексей Маслодудов.
Влад, ведущий телепрограммы "Что и зачем", одет в Кавалли -- Алексей Юдников
Лесничий, любит лосей -- Михаил Ефимов.

Релиз

Создатели спектакля «Зажги мой огонь», лауреаты «Золотой маски 2012» в номинации «Эксперимент», выпускают премьеру в Центре режиссуры и драматургии. Драматург Саша Денисова дебютирует как режиссер – в постановке собственной пьесы «Пыльный день»

Как сделать так, чтобы в театре было ощущение живой жизни? Нетеатральной. Но чтобы со сценой, декорацией, музыкой и костюмами? Как сделать, чтобы пьеса не была текстом, взятым к постановке, а казалась речью персонажей, которая рождается на глазах зрителя?

В борьбе со старым нафталиновым театром Саша Денисова и труппа актеров спектакля «Зажги мой огонь» -- Арина Маракулина, Алексей Юдников, Ильяс Тамеев, Михаил Ефимов, а также актеры Татьяна Паршина и Алексей Маслодудов – задают себе эти «проклятые» театральные вопросы. В декорациях художника Ларисы Ломакиной подмосковная природа становится железной конструкцией – чтобы сыграть «живое в неживом».

Актеры «Пыльного дня» из того же поколения, что и герои пьесы. Тридцатилетние придурки, пережившие развал совка. Те, которые в юности читали Ремарка, Хемингуэя и Фитцжеральда, и в припадке романтизма присвоили себе название «потерянное поколение». Те, которые драматизируют свою юность, попавшую на разлом эпох. Те, которые так и не выросли, хотя живут как авторитетные взрослые, постоянно набивая себе цену, на понтах, закрытые темными очками, гордые до идиотизма, чтоб не дай бог никто не подумал, что они сентиментальны. Также говорят манифестами.

Звезды фэйсбука, телеведущие и властители умов двадцатилетних живут они так показательно, будто снимаются в кино. Или играют в рок-группе. Но что там, за темными очками? Мечты юности – не стать «пыльными». Скучными обывателями. Иметь дело жизни. Положить себя на алтарь искусства. Но лежа там, на алтаре, хотелось бы заодно быть счастливыми и любимыми.

Разговоры о поколениях и манифесты о сегодняшнем времени плюс пять пудов любви у колдовского Химкинского водохранилища. Три Тригорина (они же Треплевы), и одна Заречная. И ружье должно как-то выстрелить. И полк уходит.

Реконструируя свое прошлое, где они были счастливы студентами, герои почему-то носят цилиндры Марлен Дитрих и костюмы в стиле «Великого Гэтсби», попадают в дансинг 20-х годов, фокстроты сестер Эндрюс (хореограф Олег Глушков) и немое кино (режиссер видео – Андрей Стадников, оператор – Сюзанна Мусаева).

Манифест Пыльного дня

10 способов не стать пыльными

1. Иметь дело. Дело жизни.
2. Не скатываться в нюни – семья-детки-дом-машина-работа-счастье.
3. Устраивать вечеринки.
4. Всегда оставаться юным.
5. Зажигать свой огонь.
6. Проповедовать перед двадцатилетними.
7. Не расползаться тонким слоем по дивану. В человеке должна быть воля.
8. Говорить «я люблю тебя» только в экстренных случаях.
9. Ни в коем случае не спешить домой ночью. А ехать в «Маяк». Или в «Жан-Жак».
10. Слушать песню своей юности. Это то, что всегда тебя в нее возвратит. Если вдруг ты уже стал немножко пыльным.
на полянке

Соня "Херманиса"

Смотрела второй раз и точно с другой точки. В первый раз мне было видно, как Соня делает торт. Видно было его облитый шоколадом торец. А в этом ракурсе справа только было видно, какие движения делает актер Гундар Аболиньш (Соню играет крупный мужчина): как тремя кружками выдавливает кремовую розочку, как словно симфоническим оркестром дирижируя, посыпает шоколадом. Та же история с курицей -- было видно, как страстно она сыплет, натирает, массирует тушку. Эта страсть в дуре Соне, трогательной милой несчастливой женщине, и играет актер.

Мне было видно на этот раз другое в этом спектакле: актерские усилия. И работу режиссера с легкостью и глубиной спектакля. Где-то нужна легкость, а где-то глубина. И нужно их равновесие.

Эта история несчастной любви. Дура Соня с лошадиным лицом любит готовить и чужих детей. Компания придурков в далеком, как там у Толстой -- желтеющем или подернутом чем-то там желтым (иногда такая определенность прозы, чеканность ее звучит для театра избыточно, актер все время взвешивает слово, годится оно для театра или нет, вот подернутый желтоватый дымкой далекий тридцатый год -- не годится точно, да и не для чего, между нами, не годится) короче, в далеком, ладно уж, тридцатом году решает подшутить над старой девой Соней и начинают писать ей любовные письма от лица несуществующего Николая. Соня, конечно, ведется.

Годы идут, переписка копится, ненависть девицы, которая пишет письма -- тоже. А потом наступает блокада Ленинграда. А любовь-то остается. В бельэтаже громко рыдала женщина. Потом стал сморкаться мужчина в первом ряду. Мужественно смотрел спектакль передо мной актер Акимкин.

Все сходите, еще завтра идет в Филиале Малого театра.

Рассказ переведен в театр просто: рассказчик говорит языком прозы, Соня существует молча, не замечая его присутствия на сцене.

Даже этюдов-то никаких, параллельная жизнь Сони. Сплошной театр мимики и жестов. Приготовление торта и курицы еще разве что.

Соня закуривает папиросу, грезя о далекой любви на другом конце Ленинграда. Прижимается к шкафу. Хватает порошки из аптечки. Пьет из кувшина. Слушает -- ты не только съела цветы. Ее комбинация, торчащая из-под платья, ее бигуди на парике -- все это тоже о человеке. Вот бывают костюмы какие-то, хрень, а здесь это такая деталь, а не костюм даже. Как в прозе -- подметил что-то писатель и верно. Чулки, резинки.

А спектакль гениальный. Правда, говорят, его в Перми раскритиковали. Если это театр, говорили видные театральные деятели, то мы даже не знаем. Тростянецкий говорил, что сапоги в блокадном Ленинграде не так варили. Ну им там виднее, это ж культурная столица. Это я сплетню от критиков в фойе услышала. У них там спектакли-то покруче Херманиса и некоторые из них мы даже видали.

23-24 будет спектакль документальный -- Вечеринка на кладбище. Есть такой поминальный день, когда приносят еду и алкоголь на могилы и начинается. В Латвии и вот в Украине, например, очень развито -- почти как в Бразилии. Херманис делает спектакли из ничего, чем мы тоже пытаемся заниматься. Это сложно, но ужасно интересно.

Сегодня в фойе Саша Вислов спросил меня: ну как продвигается твоя Джоплин?
на полянке

(no subject)

Пишу статью о документальном театре, кого что потрясло как зрителя из увиденных документальных пьес?

Ну то есть -- в Театре.Doc или в ЦДР или в Практике?
на полянке

флэшмоб "Что такое хороший спектакль?"

Памагите, кто чем может: для статьи. Важные для театра вопросы, между прочим!


1. Что такое, по-вашему, хороший спектакль? (своими словами -- чем больше, тем лучше)
2. Что важнее в спектакле -- форма или содержание?
3. Обязательно ли наличие пьесы для хорошего спектакля? Если да, то почему?
4. Хороший спектакль для русского зрителя и иностранного -- это разные вещи?
5. Что важнее -- режиссерская идея в спектакле или игра актеров?
6. Что важнее -- хорошая режиссура или актуальность спектакля, его общественная значимость, связь с сегодняшними проблемами?
7. Должны ли быть в хорошем спектакле провокационные вещи -- эпатаж, раздевания?
8. Возможен ли в хорошем спектакле мат?
9. Возможно ли поставить хороший спектакль с актерами театра, который сто лет ставит плохие спектакли, с актерами замшелого столичного или провинциального театра? При каких условиях?
10. Что важнее в спектакле - новизна решения при небезупречном исполнении или четкость решения и исполнения при традиционной, в общем, эстетике.
11. Что важнее для хорошего спектакля -- вечные вопросы или сегодняшние злободневные вопросы?
12. На что вы ориентируетесь, когда идете на заведомо "хороший" спектакль -- на премии, на хорошую прессу и мнение критиков, на скандал вокруг или на репутацию театра?

упд. назовите 3-5 любимых спектаклей


ну где-то так. буду рада любым ответам!
на полянке

ПоПо-лзновение

13-15 декабря в СТД на Страстном Евгений Гришковец в новом спектакле расскажет, о чем же писал Эдгар Аллан По

К тому, что Гришковец рассказывает истории мы уже привыкли. И к тому, что эти истории как бы о самом Гришковце и о нас всех. Теперь человек-оркестр будет рассказывать нам истории о Эдгаре Аллане По и его героях. Со всякими джентльменами из позапрошлого века мы вряд ли себя будем ассоциировать, но вот с рассказчиком – можем. Поскольку людям вообще свойственно пересказывать. Когда вдруг становится скучно в компании. Когда собеседник не в курсе. Да и просто -- долгими зимними вечерами. Это особый жанр коммуникации – пересказ классики. Если пересказывают образованнейшие люди -- смешно. А у обыкновенных людей – нас с вами – смешно вдвойне: из-за сермяжного языка, слов-сорняков, сленга, отклонений от сюжета, приступов амнезии, наконец. Ну короче, там мужику собачку запретили, а он ее любил, любил и утопил. Мы пересказываем чтобы заполнить время или поделиться впечатлением. Тому, кто книжку эту по какой-то причине не читал. Гришковец будет пересказывать нам известное. Но в переводе на гришковецкий язык: типа сидели три джентльмена (ну в Англии там 90 процентов мужчин – джентльмены) сидели в пабе (ну это такое место вроде бара), ели сэндвичи (это такие английские бутерброды, только хлеб с двух сторон – так сытнее). Конечно, у Гришковца это смешно, живо и очень искренне. Для меня важна не любовь к По, а любовь к моему детскому впечатлению о нем.» -- сказал Гришковец на закрытой репетиции «ПоПо», состоявшейся на международном театральном фестивале «NET». Джентльмены из паба, думая, как провести каникулы, изобретут воздушный шар и полетят на нем, и английская королева будет махать вслед платочком, им же смахивать слезу, и думать: как хорошо, быть королевой Англии и какие же у меня чудные подданные.
И зрители тоже будут думать, как же хорошо, что Гришковец может так чудесно рассказывать вроде бы известные вещи. А Гришковец, играя, наверное, будет вспоминать свою любовь к детскому впечатлению, как 10-летним мальчишкой с фонариком под одеялом он читал По, и зловещие тени от машин, бороздящих проспект Химиков, ползли по его, Гришковца, комнате. И к тому, как уже на флоте, на палубе крейсера, аккурат над затонувшим фрегатом «Паллада», он пересказывал сослуживцам, дремучим вологодским парням, эти самые сюжеты и они, пораженные, говорили, а мы это уже слышали! Именно слышали, поскольку книг в руки они не брали – Евгений сделал вывод: По вошел в городской фольклор. Как рассказы про черную-черную комнату.

Возможно, это будет спектакль о детстве. «Самый счастливый я был ребенком и это позволяет мне не суетится, всегда можно вернуться к детству. Даже в Африке, в Бодсване, видя озеро с бегемотами, я вдруг вспоминаю рыбалку с отцом, и карасей.» Возможно, это будет спектакль о счастье – которое наступает, по Гришковцу внезапно и даже не понимаешь, что вот оно: после 50 граммов водки, попавшей в пищевод, когда хочется вдруг позвонить кому-то и поговорить тут же, поскольку счастье быстро пройдет. Видимо, новый спектакль тоже обеспечит нам в каком-то смысле счастье – на какой-нибудь час с лишним.

Собственно, «ПоПо» будет рождаться на наших глазах: Гришковец объяснил, что репетировать ему самому с собой практически невозможно (хотя на этот раз с ним на сцене будет играть Александр Цекало). «Собака», в том виде, в котором она существует, появилась благодаря присутствию мамы на первом спектакле – вдруг обида за то, что он пережил на флоте, ушла. Появился внешний критерий, вынесенный в зал.

Гришковец не выпускал премьерных спектаклей четыре года. Конечно, он все это время играл. Но что-то изменилось. В нем чувствуется усталость человека, загнанного на вершину. Не то чтобы капризность звезды – упаси боже -- тогда бы все, что мы любили в нем, погибло. Усталость человека, вынужденного – рынком и пиаром что ли, всеобщим вниманием, собственной требовательностью -- держать планку. Или даже карабкаться куда-то, попутно всем объясняя, что он делает. А карабкаться и объяснять – две вещи несовместные.

Когда Гришковец заговорил, что выпуск нового спектакля – дело хлопотное и неприбыльное, кто-то в зале, где были одни критики и студенты, громко охнул. Может, усомнился. А может, просто зевнул. И вдруг душевнейший, сердечный человек Гришковец взвился: вы думаете, что я лукавлю, что я вру? В первый год «Планета» была далеко не успешным спектаклем! – оправдывался и нападал он. Я ведь не исповедоваться пришел перед вами! Вы -- горячо говорил обиженный любимец в усомнившуюся точку зала -- билет не покупали и можете встать и уйти, если не согласны. У меня нет перед вами обязательств!

Я его очень хорошо понимаю – мол, я уже тут столько перед вами выкладываюсь, а теперь вы мне не доверяете. Лет пять назад человек из Кемерова и ухом бы не повел на такой безобидный ох. Теперь не то, чтобы угнетает слава, но необходимость бесконечного отчета о надоях и урожаях. На самом деле, хочется сказать: забейте, товарищ Гришковец. Делайте, что должны и будь, что будет.

Мы любим Гришковца за то, что он является театром без священного придыхания. «Я за театр, который не делает вид, что в зрительном зале никого нет». -- всегда повторяет он. Если в зале зазвонит мобильный, Гришковец тут же рассмешит всех дюжиной историй о сотовых.

Открытость в Гришковце как театральной системе и в том, что он, выступая в провинциальных городах, где вдруг из зала начнут дискутировать, может подойти к краю сцены и застенчиво объяснить. Мол, дорогой товарищ, театр придумали древние греки, а не я, я бы все по-другому устроил, и таким образом придумали, что со сцены говорят, а из зала – почему-то нет. И, думаю, на самом деле он радуется, когда с ним говорят из зала – не Антигона же он на самом деле? Это не нарушение сакральности театра, а доверие. Сам приучил.

Мы любим Гришковца неотрывно от его героя, и когда он смущенно протирает очки и теребит полы пиджака в роли себя, и когда он перешагивает за веревку и становится героем. Но невозможно не заметить, как его маленький человек, отражавшийся в каждом жителе огромной страны, постепенно приобретает индивидуальные черты, черты успешного медийного лица, которое уже – по условиям игры – не может оставаться таким же. Он просто вынужден давать интервью. Объяснять. Оправдываться. Карабкаться ввысь. Маленький человек продолжает жить в большом, но это уже не одно и тоже. Может быть, Гришковец просто вырос, и в нем появилось свободное место. Именно туда он и напустил английских джентльменов, и королеву, и воздушный шар, и бегемотов, и карасей. И рядом с человеком, который больше всего хотел увидеть Мону Лизу и что-то почувствовать, мы увидим новых его героев. В человеке ведь 90 процентов воды и он все время меняется. В «ПоПо» мне чудится поползновение на нового Гришковца.