Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

на полянке

Будденброки Карбаускиса в РАМТе. Неспящим в Выхино и Бутово.

Посмотрела Карбаускиса "Будденброков". В университете мы от этого романа не знали куда деваться. Элегантный спектакль, не вполне мне понятен выбор произведения. Ну это художнику оставим. Художник тонкий и замечательный, спектакль хороший. Но почему-то оставляет он меня с массой вопросов -- не по сути спектакля, а около него. Месседж более-менее ясен. Что останется от семьи, от традиции? Фамильное серебро или пианино? Соседний зритель, наблюдая за жизнью бюргеров, сказал: "жлобоватая семейка". Ну вот полколонки и готово.

Остальную сейчас напишу. А пока о горечи.

Как-то мы с Надей Плу сидели в театре моем любимом "Около" и слушали критиков. Одна критик безапеляционно сказала Погребничко:

--А чего современный человек? Человек вообще мало изменился. За 20 век так точно.

Здесь таится сразу две бездны. Изменился ли человек? И в 20 веке? Здесь можно сразу ответить -- и да, и нет. И ответы яростные в обоих случаях. Но неубедительные. Ответ этот можно получить -- только своей жизнью и своими произведениями.

Каннингем пишет свои саги и эти ответы у него, прямо скажем, получаются. Вот что интересно, вот что главное сегодня. То, что человек менялся и -- меняется. В 19 веке у людей были другие отношения с миром -- да хоть бы и с одеждой, босоножки появились только в 30-е годы 20 века (не надо здесь про древнегреческие сандалии, ступню было показать невозможно, немыслимо, перчатки надевали без свидетелей), да все изменилось, все. Положение женщин, транспорт, скорость, вес, мысли, социальная горизонталь. Мы давно уже не Будденброки. Можно сказать, вечное -- оно всегда. Это вертикаль, архетипы и прочее. Так -- да не так.

Структуралисты этим много занимались -- Ролан Барт написал "Фрагменты речи влюбленного", где Вертера использовал как транспортир. Так и сяк прикладывая к современному человеку. Да, что-то не изменилось. Я также ревную объект любви, как Вертер ревнует Шарлотту к апельсинам, которые она чистит. Для меня все апельсины мира отнимают у меня то, что тайно принадлежит только мне. Но с другой стороны, апельсины апельсинами. А смс? А блоги? Семья, которая как социальный институт, по Каннингему, трансформировалась в другое? Живут геями, с геями, коммунами, связи давно внутри семьи изменились, уже "Вишневый сад" надо писать про то, как пала советская семья и люди зажили по принципу "вместе снимаем квартиру в Москве".

Иоселиани говорит, что мобильный телефон изменил структуру личности. И Ромео с Джульеттой пошли бы другим путем, будь у них айфон.

Почему не заниматься вечным через современное? Крымов когда-то сказал, ну зачем ставить современное при пустоте режиссерской, так хоть Чехов останется. Тоже правда.

Но можно стараться быть Каннингемом. Ведь можно? Петер Эстерхази создал сагу из жизни своей семьи -- из отца, который работал на госбезопасность и стучал, сохраняя статус безупречного диссидента. А это тебе груз почище любви к социальному статусу у Будденброков.

Что нам делать со своими драмами? Отложить их? Театр они не интересуют? Жаль, жаль.