саша денисова (glafirum) wrote,
саша денисова
glafirum

Categories:

24 года

Сначала показывают девочку, мою ровесницу, которая в городе Клинцы Брянской области умерла от рака щитовидки.

А потом врач в программе говорит, что нет доказанной связи между радиацией и заболеваниями, а есть только "некоторые эффекты среди детского населения".

Я была этим детским населением. 1 мая я и моя подруга Леська весь день провели на свежем воздухе: ходили вокруг домов, играли в классики и "магазин". Мне дали надеть новое, очень красивое белое платье -- шелковое, с тиснением.

А через несколько дней вернулся из Чернобыля дядя Саша, мамин гражданский муж -- его сразу забрали работать туда врачом -- и дозиметром замерил все, что было в доме.

Больше всего фонило платье. Он отнес его за дом и закопал.

Платье мне было ужасно жалко.

Потом меня, как и еще около полумиллиона украинских детей, отправили в эвакуацию. Отправляли в спешке и панике, с Дарницы что ли, нас привезли на автобусах куда-то, я помню, мелькнула Родина-мать, холмы, все бежали, были слышны крики.

Когда к нам приедут родители, мы не знали. Сколько мы пробудем на Арабатской стрелке, среди степи, где не было ни одного дерева, мы не знали. Вожатых не хватало, преподавателей не хватало, дети были предоставлены сами себе. Начался "Повелитель мух".

Надо мной стали издеваться. Я коротко постриглась и стала бить сверстников, не дожидаясь ответа, наезда, просто за взгляд. Скоро меня выбрали председателем отряда: меня боялись и уважали. И ненавидели.

Когда в середине лета приехала мама, она меня не узнала. Плакала и купила мне куклу в деревне Покровское. Белокурую голубоглазую куклу. Я сказала: забери ее домой, какие уже куклы.

Если бы я принесла куклу в отряд, это сочли бы слабостью. Я уже была взрослой.

Мы вернулись через три месяца и -- вернулись другими людьми. Я -- точно.

Мама сидела в Киеве и пила каберне, город мыли, ну это все знают. Потом детей старались отправлять из Киева подальше. Мама отправила меня в Ялту, а потом дальше и дальше, я жила в разных городах, у маминых друзей и, в общем, взрослела.

Родители моих друзей были ликвидаторами. Они стали болеть и умирать чуть позже -- уже в 90-е. А у дяди Саши, огромного, под два метра здоровяка, тоже инвалидность. Я выросла и стала писать о Чернобыле. Нам в двадцать лет это казалось гражданским долгом.

О героине этой статьи потом швед еще фильм снял и что-то там получил. Вот такие были истории.

http://facts.kiev.ua/archive/2000-09-29/38804/index.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments